Последствия получения необоснованной налоговой выгоды по НДС

Содержание

Алгоритм разрешения споров о получении необоснованной налоговой выгоды продавцами

Последствия получения необоснованной налоговой выгоды по НДС

В электроном журнале «Налоговед» за май 2018 года была опубликована статья генерального  директор «Национальная юридическая компания „Митра“»  Юрия Мирзоева.

Алгоритм разрешения споров о получении необоснованной налоговой выгоды продавцами

Противоречивая судебная практика по этой категории споров порождает правовую неопределенность и мешает налогоплательщикам заранее просчитывать налоговые последствия сделок. По мнению автора статьи, пришло время перейти к доктрине «одной руки», а также выработать общий алгоритм разрешения подобных дел.

Доктрина необоснованной налоговой выгоды

За время своей работы Высший Арбитражный Суд Российской Федерации сформировал обширную судебную практику по многим важным вопросам в сфере налогообложения.

Но понятный алгоритм разрешения споров, связанных с получением необоснованной налоговой выгоды продавцами продукции, на уровне высшей судебной инстанции не был создан. Не разработал его и ВС РФ.

Именно поэтому отсутствует единообразный подход к рассмотрению подобных споров.

В этом отношении показательны судебные акты по делу АО «Камышинский стеклотарный завод» (далее также — Общество)1. 

Суды оценивали решение налогового органа о доначислении Обществу налога на прибыль, НДС за 2013—2014 гг. и соответствующих сумм пеней, штрафов, предусмотренных ст. 122 НК РФ. Решение инспекции было мотивировано тем, что база по этим налогам определена расчетным методом: путем изменения цены реализации продукции контрагентам — ООО «Консерв» и ООО «Консерватор».

Во внимание суды приняли обстоятельства (см.

 врезку ниже), указывавшие (по мнению налогового органа) на создание продавцом и покупателями-перепродавцами формального документооборота, а также тот факт, что цена реализации продукции покупателям-перепродавцам отличалась в меньшую сторону — в пределах 3–30% по отдельным видам продукции — от средних цен реализации другим покупателям. В итоге доначисление Обществу налогов на основании подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ было признано обоснованным. 

Обстоятельства дела

Сотрудники ООО «Астраханская консервная компания» (конечный покупатель) обратились к Обществу (продавец) с предложением приобрести большую партию продукции через «дочек» конечного покупателя — «Консерв» и «Консерватор» (покупатели-перепродавцы).

По договорам покупателями выступали «Консерв» и «Консерватор», но грузополучателем — «Астраханская консервная компания», так как именно ей они реализовали приобретаемые товары.

Плата за продукцию по договорам поступила на расчетный счет Общества непосредственно от компаний «Консерв» и «Консерватор». Для завода эти сделки были прибыльными: стоимость реализации превышала себестоимость продукции.

«Консерв» и «Консерватор» по завышенным более чем в шесть раз ценам (по сравнению с ценами приобретения у Общества) перепродали продукцию «Астраханской консервной компании». 

В процессе судебного разбирательства не исследовались обстоятельства наличия или отсутствия налоговой выгоды на стороне участников сделок. Ни налоговый орган, ни суды не устанавливали признаков сопричастности Общества к получению необоснованной налоговой выгоды.

Однако из совокупности установленных судами обстоятельств с очевидностью следует, что «Консерв» и «Консерватор» были подконтрольны конечному покупателю продукции («Астраханской консервной компании») и привлечение их в качестве посредников было направлено на увеличение стоимости продукции у конечного покупателя в целях получения им необоснованной налоговой выгоды.

Таким образом, налоговый орган вменил Обществу необоснованную налоговую выгоду путем увеличения стоимости реализации продукции компаниям «Консерв» и «Консерватор» на сумму от 3 до 30% по отдельным видам товаров.

При этом он не отказал в вычетах по НДС и расходах по налогу на прибыль «Астраханской консервной компании» на сумму наценки более 600%.

Тем самым налоговая инспекция не только привлекла к ответственности невиновное лицо, но и ущемила интересы бюджета.

Отметим, что судебной практикой сформирована и противоположная позиция, когда по аналогичным спорам суды признали правильным решение налогового органа, которым отказано в вычетах по НДС и расходах по налогу на прибыль именно конечному покупателю продукции2.

Проблемы применения доктрины необоснованной налоговой выгоды к продавцам продукции

В последнее время дела об определении выручки продавца на основании расходов конечного покупателя на приобретение товаров при их перепродаже через цепочку фирм-однодневок приобрели массовый характер (см. врезку ниже). Такой подход получил одобрение в нескольких судебных актах ВС РФ3 и письмом ФНС России от 17.07.2015 № СА-4-7/12693@ доведен до сведения нижестоящих налоговых органов. 

Пример из арбитражной практики (Постановление ФАС СЗО от 24.12.2007 по делу № А42-1200/2006) 

Суд установил факт «недобросовестности» налогоплательщика, выразившийся в реализации им по заниженным ценам выработанных из апатитового концентрата минеральных удобрений взаимозависимым специально созданным организациям-посредникам, которые в свою очередь реализовывали удобрения конечным потребителям по рыночным ценам.

Суд указал, что в этих обстоятельствах концепция необоснованной налоговый выгоды не может быть применена, поскольку речь идет о доначислении налогов продавцам продукции. В таких ситуациях подлежит применению ст. 40 НК РФ.

Однако налоговый орган использовал эту норму неправильно, что и послужило основанием для признания его решения недействительным. 

Между тем у рассмотренных ВС РФ дел есть важное отличие от судебных актов по приведенному выше спору.

В этих делах суды, признавая решения инспекций о доначислении налогов продавцам продукции обоснованными, все же устанавливали фактическую подконтрольность финансово-хозяйственной деятельности «проблемного первого покупателя» именно продавцу продукции и доначисляли налоги, не исходя из средних цен реализации другим покупателям, а на основании расходов конечного покупателя.

Из недавно принятых СКЭС ВС РФ судебных актов обращает на себя внимание Определение от 29.03.2018 по делу № А04-9989/2016 ИП Бурдинского А.В.

Инспекция установила, что предприниматель, применявший общую систему налогообложения, реализовывал товар взаимозависимому контрагенту, на которого распространялся специальный налоговый режим, по ценам ниже, чем не взаимозависимым с ним контрагентам. При этом диапазон расхождений цен в пользу взаимозависимого контрагента составлял от 11 до 52%.

Налоговый орган расценил эти обстоятельства как действия, направленные на получение предпринимателем необоснованной налоговой выгоды путем занижения базы по НДФЛ и НДС.

В результате инспекция для целей налогообложения доходов ИП по сделкам с взаимозависимым контрагентом определила их расчетным путем с применением элементов метода цены последующей реализации из расчета минимального интервала торговой наценки взаимозависимого контрагента.

Суды трех инстанций поддержали инспекцию, но СКЭС отменила судебные акты и признала решение налогового органа недействительным.

Коллегия указала, что, поскольку судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, отличие примененной налогоплательщиком цены от уровня цен, обычно используемых по идентичным (однородным) товарам, работам или услугам другими участниками гражданского оборота, не может служить самостоятельным основанием для вывода о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, возникновении у него недоимки, определяемой исходя из установленной ценовой разницы.

Если налоговый орган оспаривает соответствие отраженной в налоговом учете операции ее действительному экономическому смыслу, то многократное отклонение цены сделки от рыночного уровня может учитываться как один из признаков получения необоснованной налоговой выгоды в совокупности и во взаимосвязи с иными обстоятельствами, порочащими деловую цель сделки (взаимозависимость сторон сделки, создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции, использование особых форм расчетов и сроков платежей и т. п.). Установленное по результатам налоговой проверки отклонение цен по спорным сделкам в диапазоне от 11 до 52% не является многократным по сравнению с ценами на аналогичный товар по сделкам предпринимателя с другими контрагентами.

Интересно, что в первом приведенном нами деле о доначислении налогов АО «Камышинский стеклотарный завод» судья ВС РФ, отказавший в передаче дела в Коллегию, занял противоположную позицию, несмотря на то что отклонение цен было еще меньше (3–30%) и решением налогового органа налоги доначислены продавцу, а не конечному налоговому выгодоприобретателю. 

Доктрина «одной руки»

Неоднозначность и противоречивость судебной практики создают ситуацию правовой неопределенности и лишают налогоплательщиков возможности заранее просчитывать налоговые последствия реализационных сделок.

Фактически на налогоплательщиков возлагается не предусмотренная налоговым законодательством обязанность по проверке «налоговой добросовестности» контрагентов-покупателей.

Это сильно увеличивает издержки бизнеса, а неустранимый в сложившихся условиях риск привлечения к уголовной и имущественной ответственности за нарушение налогового законодательства демотивирует предпринимателей, отбивая у них желание вести бизнес в России.

С 19 августа 2017 г. Налоговый кодекс РФ был дополнен ст. 54.1 «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов»4.

В ней содержатся нормы, направленные на пресечение злоупотреблений в налоговой сфере и призванные заменить собой положения доктрины необоснованной налоговой выгоды, сформулированные в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.

2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды». 

Такой шаг законодателя понятен: названная доктрина неоднократно подвергалась критике и во многом была вынужденной мерой, обусловленной тем, что 12 лет назад налоговые органы не располагали достаточными инструментами для контроля за посредническими звеньями цепочки сделок.

Сегодня в их арсенале помимо общей нормы, позволяющей пресекать злоупотребления в налоговой сфере (ст. 54.1 НК РФ), появились новые средства контроля за совершением и исполнением сделок. Речь идет, в частности, о внедрении АСК НДС-2 и других программных средств.

Кроме того, расширены полномочия налоговых органов при проведении камеральных проверок, ужесточены правила регистрации юридических лиц и т. д.

Назрел момент для перехода к доктрине «одной руки», или доктрине фактического собственника. Она позволяет оценивать финансовые результаты налогоплательщика, осуществляющего деятельность через подконтрольных лиц, игнорируя посреднические звенья в цепочке поставки, как если бы налогоплательщик был прямым продавцом (или покупателем) товара.

Согласно доктрине «одной руки» налоговый орган, чтобы предъявить претензию, должен доказать, что именно налогоплательщик (покупатель или продавец) является получателем налоговой выгоды по конкретной сделке и что такая выгода действительно существует.

С учетом названной доктрины суд, по нашему мнению, обязан установить:

  •         заплатили ли налоги в бюджет покупатели-перепродавцы от реализации продукции, купленной у продавца (которому доначислены налоги), и (или) используют ли они специальные налоговые режимы, то есть имеют ли место потери бюджета от спорных сделок;
  •         проведены ли за данный период налоговые проверки в отношении реальных покупателей продукции и доначислены ли им налоги (отказано в вычетах по НДС и расходах по налогу на прибыль) по спорным сделкам, то есть нет ли противоречащих п. 3 ст. 3 НК РФ двойного налогообложения и незаконного обогащения государства;
  •         кто именно контролировал финансово-хозяйственную деятельность «проблемного покупателя» — продавец продукции или конечный покупатель, то есть является ли такой продавец конечным налоговым выгодоприобретателем;
  •         какова деловая цель сделок, то есть совершены ли они через посредников исключительно для минимизации налогов.
Читайте также  Что означает ОКТМО в налоговой декларации

Предметом исследования при разрешении подобных споров должны выступать перечисленные обстоятельства, а не вопросы отклонения цены сделок от рыночного уровня, которые в силу прямого запрета (абз. 3 п. 1 ст. 105.17 НК РФ) не могут быть предметом выездных и камеральных проверок.

Представляется, что ВС РФ должен сформировать для всех налогоплательщиков, налоговых органов и нижестоящих судов понятный алгоритм разрешения дел о получении продавцами продукции необоснованной налоговой выгоды.

Это не только поможет достичь правовой определенности и единообразия судебной практики по данной категории споров, но и позволит налогоплательщикам просчитывать налоговые последствия реализационных сделок и нивелировать риски привлечения к ответственности за налоговые правонарушения. 

1 См.: Решение АС Волгоградской области от 12.07.2017; постановления 12-го ААС от 15.09.2017, АС ПО от 22.01.2018; Определение судьи ВС РФ от 28.03.2018 по делу № А12-9650/2017 АО «Камышинский стеклотарный завод».

2 См.: Решение АС г. Москвы от 20.01.2014 по делу № А40-156923/13; постановления 9-го ААС от 26.03.2014 по делу № А40-156923/13; ФАС МО от 02.07.2014 по делу № А40-156923/13; Определение судьи ВС РФ от 19.09.2014 по делу № А40-156923/13 ОАО «Башспирт». 

3 См.: Определения судьи ВС РФ от 02.09.2014 по делу № А40-152854/12 ООО «Илион»; от 02.09.2014 по делу № А40-98359/2013 ООО «ПИК Созидание». 

4 См.: Федеральный закон от 18.07.2017 № 163-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации» (вступил в силу 19.08.2017).

 Текст статьи опубликован в выпуске «Налоговед» по ссылке. 

Источник: http://mitralaw.ru/analitika/nalogi/algoritm-razresheniya-sporov-o-poluchenii-neobosnovannoy-nalogovoy-vygody-prodavtsami/

Необоснованная выгода: рекомендации ФНС инспекторам

Около месяца назад ФНС дала рекомендации налоговым органам по выявлению незаконных схем ухода от налогообложения (письмо от 23.03.2017 № ЕД-5-9/547@). Рассмотрим его основные тезисы, а также плюсы и минусы для бизнеса.

Взаимоотношения с подозрительными компаниями

Сегодня вопрос получения необоснованной налоговой выгоды в центре внимания налоговиков. Под этим подразумевается любое уменьшение суммы налога — занижение базы, завышение вычетов НДС.

Но чаще всего, говоря о необоснованной выгоде, имеют в виду связь компании (предпринимателя) с подозрительными партнерами, которых можно охарактеризовать, как фирмы-однодневки.

Поэтому тщательная проверка контрагентов в современных реалиях бизнеса становится не просто желательной, но необходимой.

Итак, как же налоговым органам рекомендовано действовать, если налогоплательщик заподозрен во взаимодействии с ненадежным партнером или цепочкой таковых? В первую очередь, инспекторы будут определять, подконтролен ли спорный контрагент проверяемой организации.

Однодневка подконтрольна налогоплательщику

ИФНС будут искать факты юридической, экономической или иной подконтрольности спорного контрагента проверяемому налогоплательщику. Имеется в виду участие одной организации в другой, наличие одних и тех же лиц, близких родственников в составе учредителей или руководстве и прочие факты аффилированности.

Если подконтрольность налицо, то инспекторы могут сделать вывод о том, что действия налогоплательщика, который заключил сделку с однодневкой, носили умышленный характер и имели целью применить одну из схем ухода от налогов.

Впрочем, такие же выводы последуют, если инспекторы докажут, что участники сделки хоть и не были аффилированы, но действовали в сговоре, или если сделка проводилась лишь на бумаге.

Другими словами, сначала инспекторы должны доказать, что налогоплательщику было известно о заключении сделки с однодневкой.

Тут надо отметить, что само по себе понятие «подконтрольность» вызывает вопросы. Налоговый кодекс не содержит его определения, поэтому всегда есть риск, что проверяющие на местах могут по-своему его трактовать.

Подконтрольность отсутствует

Если доказать факты, указанные выше, не получается, то инспекторы проверят действия самого налогоплательщика, а именно то, как он подбирал себе контрагентов.

То есть теперь проверяющие должны выяснить, добросовестно ли он подошел к вопросу их выбора и проявил ли должную осмотрительность.

Параллельно проверяются обстоятельства, при которых контрагент не выполнил свои обязательства перед налогоплательщиком.

Обратите внимание! Речь идет исключительно о контрагентах первого звена.

Это значит, что если недобросовестность выявлена в действиях партнеров второго, третьего звена и далее по цепочке, то отвечать за них налогоплательщик не должен. В письмо ФНС это отдельно оговорено.

При этом чиновники ссылаются нa выводы, сделанные Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда РФ в Определении от 29.11.2016 № 305-КК16-10399.

В документе, в частности, говорится о том, что если сделка была реальной, то налогоплательщика нельзя наказывать (отказать в вычете НДС) из-за того, что поставщик не уплатил налог.

Кроме того, если инспекторы нашли противоречия в сделке, но они не опровергают ее реальности, «повесить» негативные последствия на покупателя также нельзя.

То же самое сказано и о неисполнении поставщиками первого и последующих звеньев обязанностей по уплате налогов — покупатель за это отвечать не должен.

Экспертиза и показания

В ходе проверки инспекторы могут назначить почерковедческую экспертизу подписанных документов. В результате может выясниться, что документы подписало неуполномоченное на то лицо. Или же директор при проведении допроса может отрицать участие в сделке, как, впрочем, и сам факт руководства контрагентом.

Раньше этого зачастую было достаточно для вывода о том, что налогоплательщик действовал неосмотрительно, выбрав подобного партнера по сделке. Однако в рассматриваемом письме указывается, что сами по себе показания руководителя контрагента и результаты экспертизы не свидетельствуют о неосмотрительности налогоплательщика и о его стремлении применить налоговую схему.

Оценка действий налогоплательщика

Главное, чему ФНС рекомендует уделить внимание при проверке — насколько адекватно действовал сам налогоплательщик при подготовке сделки, и были ли предпринятые им меры разумными и достаточными. А именно:

  • обоснованно ли он выбрал контрагента;
  • как оценил условия сделки и ее коммерческую привлекательность;
  • не был ли его подход при выборе контрагента по спорным операциям нехарактерным для него самого или для обычаев делового оборота;
  • является ли заключение сделок с недобросовестными контрагентами привычной практикой для налогоплательщика.

Оценивая действие компании по подготовке сделки, инспекторы должны особое внимание уделить тому, обговаривались ли ее условия при личных контактах между руководством двух сторон или их уполномоченными лицами. Также первостепенное значение имеет подтверждение личности директора контрагента — у налогоплательщика должен быть документ, подтверждающий его полномочия, и копия его паспорта.

Важную роль в выводах инспекторов сыграет неинформированность налогоплательщика по следующим вопросам:

  • о фактическом адресе контрагента, нахождении его складов, торговых либо производственных помещений;
  • о том, как налогоплательщик узнал о контрагенте (реклама в СМИ, информация в интернете, рекомендации других партнеров) с учетом того, что в общем доступе имеется информация об аналогичных предложениях на рынке по более низкой цене;
  • о наличии сведений о партнере в ЕГРЮЛ, а также о наличие у него лицензий и допусков, необходимых для исполнения обязательств по сделке.

Таким образом, если налогоплательщик не запасется указанными выше документами и не сможет ответить на приведенные вопросы, это склонит чашу весов в пользу его недобросовестного подхода при выборе контрагента.

Рекомендации по истребуемым документам

Принимая решение об осмотрительности налогоплательщика, рекомендуется запрашивать у него документы, которые:

  • докажут факт поиска кандидатов и их отбора;
  • объяснят, откуда налогоплательщик получил информацию о выбранном контрагенте (его коммерческое предложение, рекламные материалы и так далее);
  • подтвердят, что компания изучала рынок и другие предложения;
  • объяснят, почему был выбран именно этот контрагент (регламент проведения тендера, порядок оценки рисков и подобные);
  • докажут, что компания и ее партнер обсуждали сделку (деловая переписка).

Последствия письма для налогоплательщиков

Необходимость таких инструкций для ИФНС вызвана, вероятнее всего, не столько доброй волей чиновников ФНС, сколько сложившейся судебной практикой. Дело в том, что в последнее время довольно часто арбитры встают на сторону налогоплательщиков, которых налоговики обвинили в получении необоснованной выгоды, не собрав достаточной доказательной базы.

По мнению некоторых экспертов, рассмотренные рекомендации ФНС содержат между строк призыв к инспекторам: следует проверять тщательнее и находить больше доказательств умышленного сотрудничества компаний с проблемными контрагентами.

Тем не менее некоторые положения письма можно трактовать в пользу проверяемых налогоплательщиков.

Это, в первую очередь, снятие с покупателя ответственности за недобросовестность поставщика второго и последующих звеньев.

Кроме того, вселяет надежду рекомендации ФНС не расценивать как безусловное доказательство тот факт, что директор контрагента «все отрицает», равно как и результат почерковедческой экспертизы.

О применении рекомендаций

Подход, указанный в письме ФНС, налоговые органы должны применять в ходе предпроверочного анализа, а также камеральных и выездных проверок налогоплательщиков, подозреваемых в получении необоснованной налоговой выгоды. Если будут найдены доказательства этого, то все они должны быть отражены в акте налоговой проверки.

Все, что содержится в рассматриваемом письме, должно выполняться районами инспекциями неукоснительно. За этим должны следить межрегиональные инспекции ФНС по Федеральным округам.

Источник: http://KonturSverka.ru/stati/neobosnovannaya-vygoda-rekomendacii-fns-inspektoram

Новости — Новая политика ФНС: необоснованная налоговая выгода и последствия в виде штрафов

4 сентября 2017

Но не в том смысле, что налоговики ослабили контроль. Как раз наоборот. Просто, судя по последним документам, ФНС не мыслит необоснованной налоговой выгоды без умысла на ее получение. И готовится массированно доказывать свою позицию в судах.

Статья 122 НК РФ предусматривает два варианта штрафных санкций за неуплату или неполную уплату налога (если только речь не идет о взаимозависимых или контролируемых иностранных компаниях). Пункт 1 — штраф в 20 % от суммы неуплаченного налога. Пункт 3 — те же самые деяния, но совершенные умышленно. Штраф — уже 40 %.

Так вот, не так давно руководство ФНС поставило перед своими сотрудниками задачу прикладывать максимум усилий для доказывания умысла на уклонение от уплаты налогов. Так что тщательно изучать контрагентов теперь важно вдвойне, потому что последствия ошибки станут тяжелее.

Но обо всем по порядку.

Пределы поставлены

19 августа 2017 года вступил в силу Федеральный закон № 163-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации». В соответствии с ним в части первой НК появилась новая статья 54.1 — «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов».

Читайте также  Можно ли получить налоговый вычет через госуслуги

Новая статья гласит, что «не допускается уменьшение налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности». Это же положение распространяется и на сборы со страховыми взносами.

В преддверии вступления закона в силу ФНС выпустила посвященное ему письмо от 16.08.2017 № СА-4-7/16152@ (далее — письмо № СА-4-7/16152@).

И в нем говорится, что «при доказывании фактов неисполнения обязанности по уплате налогов или необоснованного получения права на их возмещение необходимо обеспечить получение доказательств, свидетельствующих об умышленном участии проверяемого налогоплательщика в целенаправленном создании условий, направленных исключительно на получение налоговой выгоды». То есть ФНС четко ассоциирует применение статьи 54.1 с умышленным уклонением от налогов (и штрафом в 40 % от суммы налога).

В письме № СА-4-7/16152@ конкретизируются критерии умышленности. Это, в частности:

  • «юридическая, экономическая и иная подконтрольность спорных контрагентов проверяемому налогоплательщику»;
  • «транзитные операции между взаимозависимыми или аффилированными участниками взаимосвязанных хозяйственных операций, в том числе через посредников, с использованием особых форм расчетов и сроков платежей»;
  • обстоятельства, свидетельствующие о «согласовании действий участников хозяйственной деятельности и т. п».

Правда, в этом же письме подчеркивается, что налогоплательщик отвечает только за первое звено в цепочке контрагентов (линия, установленная более ранним письмом ФНС от 23.03.2017 № ЕД-5-9/547@).

Кстати, согласно той же статье 54.1 НК, уменьшить налог можно только в том случае, если «обязательство по сделке исполнено лицом, являющимся стороной договора, и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки передано по договору или закону».

То есть теперь налоговики будут с особой тщательностью проверять, исполнил ли сделку именно тот субъект, который заключил договор.

И налогоплательщикам теперь, видимо, придется с удвоенной силой следить за тем, чтобы фактические исполнители состояли в штате контрагента, а используемые ими средства труда числились на его балансе.

В письме ФНС № СА-4-7/16152@ указывается, что налоговый орган «не определяет расчетным путем объема прав и обязанностей налогоплательщика, допустившего искажение действительного экономического смысла финансово-хозяйственной операции».

То есть в случае формального установления налоговым органом несоответствия хотя бы одному из двух обстоятельств, указанных в пункте 2 статьи 54.

1 НК РФ и приведенных выше, в праве на учет расходов, а также вычет по НДС будет отказано в полном объеме.

Рекомендации СК и ФНС

Абсолютно в этом же русле написано и более раннее письмо ФНС России от 13 июля 2017 г. № ЕД-4-2/13650@, получившее известность под названием «Совместные рекомендации ФНС и Следственного комитета по выявлению умысла на неуплату налогов».

Задача ставится та же — подвести проверяемые юрлица или ИП под применение пункта 3 статьи 122 НК РФ (умысел).

Инспекторам рекомендуется «более продуманно подходить к оформлению актов налоговой проверки и решений о привлечении к налоговой ответственности, акцентируя внимание на том, что правонарушение «совершено в результате целенаправленных, осознанных действий налогоплательщика».

Более того, им прямо предлагается ориентироваться на «стиль изложения, принятый при составлении обвинительных заключений в рамках уголовного процесса» — для того, чтобы акты налоговой проверки впоследствии обретали «уголовно-правовую перспективу» (то есть направлялись в следственные органы для решения вопроса о возбуждении уголовного дела).

Статистика показывает, что прежняя методология редко позволяла налоговикам доказывать умысел.

Лишь каждое пятидесятое из судебных дел по статье 122 НК РФ содержало в себе упоминание пункта 3 — да и то суды довольно часто признавали решение налогового органа в этой части недействительным.

В рекомендациях констатируется, что причиной этого были ошибки в работе самих налоговых инспекторов, не прилагавших усилий к доказыванию умысла.

Так вот, об умысле, по мнению ФНС России и СК России, могут свидетельствовать следующие обстоятельства:

  • согласованность действий группы лиц, нацеленная на минимизацию налоговых обязательств и обналичивание денежных средств, доказанная фиктивность конкретных хозяйственных операций компании;
  • доказанные факты подконтрольности фирмы-однодневки;
  • имитация налогоплательщиком хозяйственных связей с фирмами-однодневками;
  • сложный и запутанный, продолжающийся во времени, повторяющийся характер действий налогоплательщика в рамках налоговой схемы, исключающий их совершение в рамках обычной деятельности или по неосторожности;
  • прямые улики противоправной деятельности: наличие «черной бухгалтерии», обнаружение печатей и документации фирм-однодневок на территории (в помещении) проверяемого налогоплательщика и др.

Ступенчатая методика

Выявлению взаимозависимости налогоплательщиков ФНС уделяет особое внимание. Группа взаимозависимых лиц — это уже раздел V.

1 НК РФ, и в этом случае налоговые последствия по сделкам рассчитываются исходя из рыночных, а не фактических сумм доходов и прибыли.

То есть налоговики принудительно корректируют показатели, представленные в налоговой отчетности, приводя их к среднерыночным и доначисляя налоги.

Внутренние рекомендации ФНС содержат советы обращать пристальное внимание на физических лиц — владельцев и директоров компаний, выясняя, в каких еще организациях те числятся совладельцами (в любой доле) или директорами. Должны быть учтены сведения об учредителях, исполнительном органе, совете директоров за все время существования компании, начиная с момента регистрации.

Схему группы рекомендуется строить в графическом виде. То есть, по сути дела, речь идет о чем-то вроде инструмента «Связи» в Контур.Фокусе.

Конечно, у ФНС возможностей получения информации больше, поэтому ее графическая схема группы будет сопровождаться еще и указанием на источники получения дохода рассматриваемых физлиц, их имущество, состав семей (включая сведения о доходах и расходах членов семьи).

После того как связи группы установлены, налоговикам предписано выявить внутри нее схемы движения денежных потоков, и здесь, естественно, для анализа подключают банки.

На днях как раз заработал механизм обмена данными о ненадежных клиентах: коммерческие банки отслеживают сомнительные операции, указанные в Методических рекомендациях ЦБ РФ от 21.07.2017 № 18-МР, передают их в Росфинмониторинг, тот — в ЦБ, а ЦБ, в свою очередь, уже рассылает их по всей банковской системе.

Кроме банков, к анализу предписано подключать информацию из других ИФНС (в зависимости от места регистрации участников группы), а также некую не названную конкретно информацию из внешних источников.

В ходе финансового анализа предписано особое внимание уделять операциям с заемными средствами внутри группы — на предмет доказывания их возможной экономической неоправданности и, соответственно, отказа в признании расходов.

На финансовый анализ накладывается сопоставление кодов ОКВЭД всех участников группы, сопоставление их бухгалтерской и налоговой отчетности. Таким способом налоговики пытаются выявить технологические особенности бизнеса.

Перед ними поставлена четкая задача — распознать и пресечь минимизацию налоговых обязательств, когда функциональные части бизнеса передаются отдельным лицам группы, каждое из которых применяет специальный режим налогообложения.

Дело «Мастер-Инструмента»

Надо подчеркнуть, что в плане выявления взаимозависимых лиц налоговики настроены бескомпромиссно, и судебная система — на их стороне. Ярким примером служит дело компании «Мастер-Инструмент», дошедшее недавно до Конституционного суда РФ.

История такова. В 2005 году руководитель ООО «Мастер-Инструмент» (он же и единственный его участник), его супруга и его мать заключили договор о координации хозяйственной деятельности. Позже в него вступили другие участники — юридические лица, а также индивидуальные предприниматели, применявшие специальные налоговые режимы.

В рекламной информации участники договора использовали наименование «Мастер-Инструмент», они поддерживали общий фирменный стиль и нанимали работников, которые также были заняты в деятельности других участников этого договора.

Между собой они годами совершали сделки, связанные с хозяйственной деятельностью, которую вел каждый из них.

В 2014 году Управление ФНС по Волгоградской области оценило их совместную работу как искусственное дробление бизнеса и доначислило ООО «Мастер-Инструмент» налоги в том объеме, в каком оно должно было бы их уплатить, если бы аффилированные с ним налогоплательщики не принимали участия в предпринимательской деятельности. Помимо этого, ООО привлекли к налоговой ответственности за неуплату налогов в требуемом размере.

Суды всех инстанций оставили это решение в силе.

В 2016 году ООО «Мастер-Инструмент» было признано банкротом.

В 2017 году его учредитель привлечен в качестве обвиняемого по пункту «б» части 2 статьи 199 УК РФ (уклонение от уплаты налогов организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенное в особо крупном размере).

4 июля 2017 года Конституционный суд РФ отказал ему в рассмотрении его жалобы на неконституционность формулировок отдельных статей НК РФ, тем самым фактически подтвердив законность привлечения руководителя ООО «Мастер-Инструмент» к ответственности.

Выводы

Контроль за схемами с использованием фирм-однодневок и дроблением бизнеса вполне проработан ФНС уже сегодня, и доводы налоговиков уже не раз находили понимание в судах.

То есть переключиться на массовое доказывание умысла (с соответствующими повышенными санкциями) им не составит труда.

Дело техники, что называется: немного отредактировать акты налоговых проверок и решения о привлечении к налоговой ответственности.

И сегодня особенно важно предугадать повышенный интерес налоговиков к своему контрагенту. А для этого нужно активно пользоваться хотя бы тем ограниченным набором инструментов для анализа, который на данный момент доступен каждому. Как, например, Контур.Фокус, доступный обычным пользователям.

Источник: https://focus.kontur.ru/site/news/83

Судебная практика по необоснованной налоговой выгоде

Налоговые органы часто обвиняют организации и ИП в получении необоснованной налоговой выгоды.

Поскольку такие обвинения влекут за собой серьезные финансовые последствия для налогоплательщиков, они практически всегда отстаивают свою правоту в суде. Иногда это приносит успех, а иногда нет.

От чего это зависит, и какие решения принимали суды по таким спорам в последнее время, — в обзоре судебной практики.

1. Продажа недвижимости по ценам ниже рыночных посторонним лицам к необоснованной налоговой выгоде не приводит

Если Федеральная налоговая служба не смогла доказать, что организация реализовала недвижимость значительно ниже рыночных цен взаимосвязанным лицам, то разница между фактической суммой сделки и реальной стоимостью объектов не может быть признана необоснованной налоговой выгодой, связанной с занижением налога на упрощенной системе налогообложения, налога на прибыль и НДС. К такому выводу пришел Верховный суд РФ.

Суть спора

Общество с ограниченной ответственностью из Анапы обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением о признании недействительным решения ИФНС о привлечении его к ответственности за совершение налогового правонарушения. Данное правонарушение выразилось в том, что в период 2010 — 2012 гг.

налогоплательщик совершил ряд операций по реализации объектов недвижимости в пользу физических лиц. При этом, цены реализации объектов недвижимости по договорам купли-продажи были занижены организацией относительно рыночного уровня.

Данное обстоятельство было выявлено в ходе налоговой проверки, вовремя которой специалисты ФНС в порядке статьи 95 Налогового кодекса РФ назначили экспертизу, а оценщики сделали выводы об отклонении цены сделки по реализации обществом спорных объектов от рыночных цен.

В результате, ФНС применила нормы статьи 40 НК РФ, определив размер подлежащего налогообложению дохода по данным операциям, исходя из рыночной стоимости отчужденного имущества, и потребовала налогоплательщика заплатить недоимку и штраф по статье 122 НК РФ.

Читайте также  Как начисляется налоговый вычет при покупке квартиры

Кроме того, проверяющие сделали вывод о том, что доход общества, исчисленный исходя из рыночной стоимости объектов недвижимости, превысил предельное значение, предусмотренное пунктом 4 статьи 346.13 НК РФ. Поэтому ИФНС пришла к выводу об утрате налогоплательщиком права на применение УСН и возникновении в связи с этим необходимости уплаты налогов по общей системе налогообложения.

Решение суда

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением арбитражного апелляционного суда, требование налогоплательщика было удовлетворено частично.

Судьи признали недействительным оспариваемое решение налогового органа в части выявления необоснованной налоговой выгоды. Однако арбитражный суд кассационной инстанции отменил данные судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Арбитры указали на существенные нарушения при рассмотрении дела норм материального и процессуального права, повлиявших на исход дела. При рассмотрении в надзорном порядке Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда РФ было вынесено определение от 1 декабря 2016 г.

N 308-КГ16-10862, которым решение кассации было отменено, а судебные акты низших инстанций были восстановлены.

Арбитры, принимая решение о несостоятельности выводов ФНС, не усмотрели оснований для вывода о взаимозависимости между налогоплательщиком и гражданами-покупателями недвижимости. Тогда как ФНС утверждала, что именно отношения между сторонами повлияли на условия данных сделок и экономические результаты их исполнения.

В связи с этим судьи пришли к выводу о невозможности использовать данные о рыночной стоимости объектов недвижимости, представленные инспекцией. Кроме того, суды отказали ФНС в удовлетворении ходатайства о назначении по делу судебной экспертизы для определения рыночной стоимости отчужденных объектов недвижимости.

Арбитры отметили, что проведение экспертизы не может восполнять пробелы и устранять недостатки, допущенные налоговым органом при проведении проверки.

Верховный суд с выводами коллег согласился и отметил, что по общему правилу налоговые последствия совершенных организацией операций определяются из условий заключенных им сделок, а исчисление налогов из рыночных цен вместо цен, согласованных сторонами сделки, возможно только в случаях, установленных законом.

В рассматриваемый период времени полномочия органов ФНС по проверке правильности применения цен в рамках контроля за полнотой исчисления налогов определялись статьей 40 НК РФ.

По ее нормам определенная сторонами сделки цена могла быть оспорена в целях налогообложения только в случаях, перечисленных в пункте 2 данной статьи, а именно:

  • по сделкам между взаимозависимыми лицами;
  • по товарообменным (бартерным) операциям;
  • при значительном колебании уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам в пределах непродолжительного периода времени.

Согласно позиции, приведенной в пункте 13 совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11.06.1999 N 41/9, в других случаях налоговый орган не может оспаривать цену товаров, работ, услуг, указанную сторонами в сделке.

Кроме отсутствия доказательств взаимозависимости продавца и покупателей, инспекция не смогла доказать и значительность колебания уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) объектам недвижимости в пределах непродолжительного периода времени.

Таким образом, у органа ФНС отсутствовали предусмотренные Налоговым кодексом основания для оспаривания цен, примененных налогоплательщиком при реализации объектов недвижимости в 2010 году, исходя из которых общество определило налоговую базу (доходы) и исполнило свою налоговую обязанность.

При этом, ВС РФ отметил, что одно лишь отличие примененной налогоплательщиком цены от рыночного уровня не позволяет утверждать о направленности его действий на уклонение от налогообложения, поэтому выводы судов первой и апелляционной инстанции являются правильными.

2. Оплата сделки векселями между взаимозависимыми лицами приводит к необоснованной налоговой выгоде по НДС

Организация, которая посредством расчетов векселями с взаимозависимыми (аффилированными) с ней лицами создает ситуацию, при которой источник возмещения НДС из бюджета не формируется, реальность расходов по сделке отсутствует и не предполагается, а сами переданные векселя возвращаются ей по договорам займа, полчает необоснованную налоговую выгоду, искуственно занижая НДС. Поэтому должна понести наказание. К такому решению пришел Арбитражный суд Уральского округа.

Суть спора

Организация обратилась в арбитражный суд с заявлением к ИФНС о признании недействительным ее решения о привлечении к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 Налогового кодекса РФ в виде штрафа за неуплату налога, в результате иного неправильного исчисления НДС и начисления пени, а также предложения уменьшить сумму НДС, излишне заявленную к возмещению из бюджета.

Данное правонарушение по мнению налоговиков выразилось в том, что налогоплательщик заключил несколько финансово-хозяйственных сделок, в результате которых была создана искусственная ситуация, при которой у заявителя возникло формальное право на применение налоговых вычетов, что свидетельствует о необоснованной налоговой выгоде.

Данные сделки заключались в приобретении объектов недвижимости и оплате их векселями. В ходе налоговой проверки сотрудники ФНС выяснили, что были факты передачи контрагентами одних и тех же векселей.

Кроме того, были обнаружены материалы, свидетельствующие об отсутствии реальных, то есть основанных на действительных хозяйственных операциях, расчетов между участниками передачи векселей.

Решение суда

Решением суда первой инстанции в удовлетворении требований налогоплательщика было отказано.Постановлением арбитражного апелляционного суда данное решение было оставлено без изменения. Арбитражный суд Уральского округа в постановлении от 21 февраля 2017 г. N Ф09-12451/16 по делу N А60-17261/2016 с выводами коллег согласился и кассационную жалобу отклонил.

Арбитры отметили, что налоговая служба смогла доказать взаимозависимость лиц, участвующих в хозяйственной операции.

Налогоплательщик применил налоговый вычет по хозяйственной операции приобретения объекта недвижимости, поскольку требования статьи 169 НК РФ, статьи 171 НК РФ и статьи 172 НК РФ были им формально соблюдены.

Тогда как, налоговики смогли доказать в суде, что совокупность операций по купле-продаже объекта незавершенного строительства указывает на согласованность действий первоначального продавца и других участников цепочки, с целью неуплаты в бюджет НДС от операции по сделке с недвижимостью и возмещения НДС из бюджета.

При этом, арбитры сочли имеющими значения для рассмотрения дела обстоятельства, сложившиеся до приобретения объекта недвижимости истцом, поскольку именно они послужили началом схемы с передачей одно и того же векселя и зачетом взаимных требований по сделкам.

Сами вексели были приобретены третьим лицом и переданы организации продавцу также по договору займа.

Таким образом, основная часть векселей была получена взаимозависимыми организациями, при этом установлено, что векселя «передавались через организации», то есть, без реальных оснований для перехода прав на них.

Суд постановил, что истец посредством использования гражданско-правовых механизмов, неденежных расчетов и согласованных действий создал ситуацию, при которой из бюджета им была получена сумма НДС при отсутствии операций по реализации, то есть, по возмездной передаче права собственности на товар.Поэтому он получил необоснованную налоговую выгоду и должен нести ответственность.

3. Непроявление должной осмотрительности ведет к получению необоснованной налоговой выгоды

Номинальный характер деятельности контрагентов организации означает, что налогоплательщик не проявил должную осмотрительность при заключении договоров с формально зарегистрированными фирмами, не осуществляющими реальную финансово-хозяйственную деятельность. Такие сделки могут заключаться в целях получения необоснованной налоговой выгоды. Так решил Арбитражный суд Московского округа.

Суть спора

Организация обратилась в арбитражный суд с исковым заявлением к ИФНС о признании недействительным ее решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. Проступок налогоплательщика заключался в том, что он заключал сделки с десятью контрагентами, деятельность которых оказалась фиктивной.

В связи с этим, по результатам выездной налоговой проверки по всем видам налогов и сборов в отношение налогоплательщика было принято решение о привлечении его к ответственности по статье 122 НК РФ.

Сама организация указала, что все затраты по взаимоотношениям с указанными поставщиками были отнесены на расходы при исчислении налога на прибыль, а также были применены соответствующие вычеты по НДС, поскольку сделки были реальными.

Решение суда

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении иска организации было отказано.Кассационная инстанция приняла постановление Арбитражного суда Московского округа от 17 февраля 2017 г. по делу N А40-188774/2015, которым оставила эти судебные акты в силе.

Изучив материалы дела, проверив соответствие выводов, отказывая в удовлетворении требований, арбитры исходили из того, что представленными налоговым органом доказательствами подтверждается получение истцом необоснованной налоговой выгоды. Суды оценили представленные сторонами доказательства по взаимоотношениям между организацией и ее контрагентами, а именно:

  • договоры,
  • счета-фактуры,
  • выписки по банковским счетам в части получения и дальнейшего движения денежных средств,
  • сведения о сотрудниках,
  • данные о месте нахождения общества,
  • допросы свидетелей.

На основании этих данных был сделан вывод о номинальном характере деятельности контрагентов истца, что в свою очередь, указывает на непроявление им должной осмотрительности при заключении договоров с формально зарегистрированными организациями, не осуществляющими реальную финансово-хозяйственную деятельность, в целях получения необоснованной налоговой выгоды. При этом арбитры применили правовой подход, изложенный в постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53, с учетом которых оспариваемое решение налоговой службы признано законным и обоснованным.

4. Завышение расходов приводит к необоснованной налоговой выгоде

Если налогоплательщик сознательно завысил расходы, влияющие на базу обложения налогом на прибыль организации, а специалисты ФНС смогли доказать этот факт, у суда есть все основания назначить организации штраф и обязать погасить недоимку. Именно такое решение принял Верховный суд РФ.

Источник: http://ppt.ru/news/138507

Понравилась статья? Поделить с друзьями: